Организации Добавить новую Образовательные программы Репетиторы Екатеринбурга
Запишитесь на обучение ОНЛАЙН!

Как Вы относитесь к платному внешкольному образованию взамен традиционному школьному?


Всего голосов: 9935
Другие опросы
Партнеры:
В лабиринте слов

Статьи >> Высшее образование >> Почившие в вузе

Почившие в вузе

Пока выпускники школ решают, в какой вуз поступать, власти в очередной раз решили повысить качество высшего образования. В результате благодаря принятым Советом федерации поправкам к законодательству вуз может с легкостью исчезнуть, прежде чем студент успеет получить диплом.

О том, что рост количества вузов ухудшает качество высшего образования, в Министерстве образования и науки говорят последние несколько лет. Еще в начале 2000-х годов тогдашний министр образования Владимир Филиппов утверждал, что из-за большого количества учебных заведений, появившихся за последние десять лет, работодатели западных стран отказываются принимать российские дипломы о высшем образовании. А сменивший Филиппова в 2004 году министр образования и науки Андрей Фурсенко заявил, что "до 10% вузов не соответствуют образовательным критериям".

В какой-то степени помочь абитуриенту выбрать качественный вуз могли бы рейтинги вузов – такая практика существует в развитых странах. О том, что такие рейтинги должны быть, в министерстве тоже говорят давно. Однако среди них до сих пор нет ни одного общепризнанного. В прошлом году разработать механизм для оценки вузов обещал РСПП, однако дальше слов дело не продвинулось. В этом году о создании рейтинга объявило объединение предпринимателей "Деловая Россия". "Деловой рейтинг высшего образования" призван оценивать вузы не по академическим показателям, а по успешности выпускников на рынке труда. Понятно, что в этот рейтинг не войдут вузы, где преподаются фундаментальные науки. Но, в конце концов, ничто не мешает Российской академии наук составить свои рейтинги по каждой наукоемкой специальности.

Так или иначе, проблема плохого образования с годами только усугубляется. Некоторое время назад глава Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки (Рособрнадзора) Виктор Болотов грозился закрыть до 15% филиалов государственных и коммерческих вузов, которые, как считается, и являются основными поставщиками некачественных образовательных услуг. Но говорить об успехах надзорного органа не приходится. В-первых, потому, что решение о закрытии вуза должно исходить от суда, а суды на местах зачастую выступали против федеральных чиновников. Во-вторых, потому, что на месте филиалов и институтов, которые все-таки удавалось закрыть, возникали новые. В результате если в 2000 году вузов и их разнообразных филиалов в России насчитывалось около 1,5 тыс., то сейчас эта цифра составляет 3,2 тыс. Все эти вузы имеют лицензию, и большинство получило государственную аккредитацию, а значит, и право выдавать дипломы государственного образца.

Лицензию и госаккредитацию выдает тот же Рособрнадзор (см. интервью). По закону "Об образовании" лицензия на образовательную деятельность является обязательным документом. Чтобы ее получить, вуз должен иметь здание, пригодное для проведения учебного процесса и соответствующее требованиям пожарной безопасности и санитарных служб, достаточное количество штатных преподавателей и проработанный учебный план.

Госаккредитацию учебное заведение может и не получать. Но в этом случае выпускникам будут вручены именные дипломы вуза, а не дипломы государственного образца. Претендовать на аккредитацию вуз может лишь в момент первого выпуска, то есть спустя пять лет после открытия. При ее выдаче оценивается соответствие вуза госстандартам высшего образования: объем библиотек, обустроенность лабораторий, доля штатной профессуры и знания самих студентов. Так написано на бумаге.

Существующая же практика показывает, что если бы все требования закона соблюдались полностью, то лицензий и аккредитаций не имели бы многие не только коммерческие, но и государственные вузы. Например, по закону для получения лицензии на каждого студента должно быть не менее 10 кв. м вузовских помещений. На 1 тыс. студентов (это количество обучающихся в коммерческом вузе средней руки), соответственно, должно быть 10 тыс. кв. м, а ведь в ряде коммерческих вузов учится до 20 тыс. студентов. Приходится признать, что по меньшей мере некоторые из таких вузов получают лицензию лишь потому, что Рособрнадзор закрывает глаза на нарушения.

В такой ситуации приход в феврале Генпрокуратуры в Рособрнадзор можно было бы считать закономерным. Однако атаку прокуроров чиновники этого ведомства отбили с поразительной легкостью – ни о каких серьезных нарушениях в составленных по результатам проверки представлениях не упоминается. Например, прокуратура указывает Рособрнадзору, что ряд сотрудников службы при приеме на работу не предоставили данные о состоянии своего здоровья, как этого требует закон "О государственной службе". Правда, проверяющие, очевидно, забыли, что список болезней, с которыми нельзя нанимать на госслужбу, правительством пока не утвержден.

Найденные Генпрокуратурой недостатки в исполнении службой надзорной функции выглядят не менее неубедительно. Например, Рособрнадзору вменяется в вину то, что он не уведомил соответствующие органы о "подделке документов и уклонении от уплаты налогов" в Академии народного хозяйства при правительстве РФ, и то, что в МГУ допускались нарушения при приеме в аспирантуру. В ответ на это служба указала, что перечисленные факты получены из обращений граждан, являются непроверенными и не подлежат передаче в соответствующие инстанции.

И хотя по итогам проверки Генпрокуратуры глава Рособрнадзора Виктор Болотов получил выговор от министра, уже через три дня у него благодаря Совету федерации появились новые полномочия, причем именно в самой спорной сфере деятельности ведомства, касающейся лицензирования и аккредитации вузов.

Совет федерации принял поправки к законам "Об образовании" и "О высшем и послевузовском образовании". Закон, который много лет лоббировал Рособрнадзор, теперь дает возможность службе самостоятельно, без обращения в суд принимать решение об отзыве лицензии, то есть о закрытии учебного заведения.

Очевидно, что от нововведения пострадают в первую очередь студенты. С вступлением в силу поправок студенты государственных вузовских филиалов (которые получают лицензию и аккредитацию как отдельные учебные заведения) при отзыве лицензии фактически лишаются возможности продолжать обучение. Они имеют право требовать или перевода в другие аккредитованные вузы по своей специальности, или зачисления в головной вуз. Но там, очевидно, просителей примут только при наличии мест. Студенты коммерческих вузов пострадают еще и финансово – деньги, заплаченные за обучение, попросту пропадут: пункта о возврате средств в случае отзыва у вуза лицензии в договорах, которые заключаются при поступлении, как правило, нет.

Как распорядится новыми полномочиями Рособрнадзор, пока не знает никто. А значит, абитуриенты, выбирающие, куда поступать, даже зная о наличии у вуза лицензии и госаккредитации, не могут быть уверены, что этот вуз досуществует до окончания образования. Законодательный механизм никаких гарантий для поступающих не предлагает.

Студенческий рост

Статистические данные свидетельствуют о том, что спрос на высшее образование у россиян становится год от года выше. Однако, по данным Высшей школы экономики, лишь 20% выпускников вузов работают по специальности.

По информации Рособрнадзора, на территории России в начале 1994 учебного года действовало 626 вузов, их которых 78 были негосударственные. Во всех высших учебных заведениях обучалось 2,613 млн студентов. В 2003 году количество вузов (не считая филиалов) увеличилось до 1039, среди которых было 384 негосударственных. Количество студентов возросло до 5,947 млн человек. Студентов негосударственных вузов стало 719 тыс. Сейчас в стране 1300 вузов (опять же без филиалов), из которых 680 – негосударственные, а количество студентов увеличилось до 7,3 млн человек. При этом, по данным ФОМ на начало этого года, 41% респондентов считают, что отечественное высшее образование не соответствует мировым стандартам. Противоположной точки зрения придерживаются 35% опрошенных. 23% не имеют по этому поводу никакого мнения.

"Мы будем решать, отбирать лицензию или нет"

О том, что изменится после принятия Советом федерации поправок к законам "Об образовании" и "О высшем и послевузовском образовании", корреспонденту "Власти" рассказал глава Рособрнадзора Виктор Болотов.

– Какие изменения вносит новый закон?
– Лицензию на право предоставления образовательных услуг будет отзывать не суд, а непосредственно Рособрнадзор. Это очень важное решение, потому что сейчас ситуация выглядит следующим образом. Мы находим нарушения, даем предписание на их устранение – в среднем на это уходит от двух до пяти месяцев. Если повторная проверка показала, что нарушения не устранены, то на полгода приостанавливаем действие лицензии. В это время вуз уже не имеет права вести образовательную деятельность. Затем направляем иск в суд с требованием отозвать лицензию. При этом вуз может нанять адвоката и тянуть судебное разбирательство сколь угодно долго. А у нас в службе работает всего три юриста, и им приходится мотаться по всей стране на слушания. Еще важный момент – студенты этого вуза все это время находятся в подвешенном состоянии. А теперь мы будем решать, отбирать лицензию или нет, и пусть уже вуз оспаривает наше решение в суде.
– Не боитесь, что вашу службу и вас лично начнут обвинять в коррупции?
– Наверняка начнут. Но это не я один, сидя за закрытыми дверями, буду решать, у кого отобрать лицензию, а кому оставлять. Решение принимает аккредитационная комиссия, в которую входят 40 человек от разных государственных и негосударственных вузов.
– Кстати, о комиссии. Генпрокуратура вменяет вам в вину, что на обсуждение выдачи госаккредитации вузу комиссия тратит около 43 секунд.
– Генпрокуратура, кстати, так и не пришла на наши заседания, хотя мы приглашали. Работа комиссии автоматизирована. Данные о каждом вузе-соискателе аккредитации вносятся в компьютерную программу, где уже заложены необходимые нормы для получения госаккредитации. Так что, как только информация о вузе появляется на мониторе, мы сразу видим, соответствует ли он заданным требованиям. Если все сходится, то и обсуждения не происходит.
– То есть получение аккредитации – это формальная процедура?
– И да и нет. Помимо штатного расписания и учебного плана вуза мы проверяем и уровень подготовки студентов. Мы тестируем третьекурсников на знание базовой программы того курса, который они изучают. И если в результате выясняется, что 50% не справились с задачей, то вуз не получает аттестацию, а значит, и аккредитацию и не имеет права выдавать дипломы государственного образца. Тест пишут, естественно, все студенты, а не отобранные. Задания для тестов созданы специалистами на основе государственного стандарта – такие есть по каждой специальности.
– Специалисты Рособрнадзора сами выезжают в вуз для проведения тестирования?
– У меня в службе всего 160 человек, поэтому личное присутствие невозможно. Комиссия создается на местах из деканов и заведующих кафедрами аккредитованных вузов, находящихся поблизости от соискателя. Члены комиссии заботятся о сохранении лица, поэтому заинтересованы в качественной проверке.
– А зачем внебюджетному вузу госаккредитация? Ведь он имеет право выдавать диплом своего образца, а не государственного.
– Конечно, это возможно, но только в том случае, если работодатель ориентирован на школу, а не на диплом. Вот, например, школа актерского мастерства: известные актеры создали свой вуз и учат студентов. В этом случае не важно, какой у них диплом. Такие примеры есть. Но, пожалуй, отказаться от госдиплома могут только деятели искусства или спорта. А вот мэтры юриспруденции не могут себе этого позволить. Иначе выпускники их неаккредитованных вузов не смогут работать ни в судействе, ни в прокуратуре. На должность госслужащих берут только с государственным дипломом. Это существенное ограничение. Поэтому все и стремятся получить аккредитацию, то есть подтверждение, что обучение соответствует государственным стандартам.
– Три года назад и вы, и министр говорили, что количество вузов и филиалов надо сократить минимум на 15%. Получилось?
– Только в 2006 году 30% филиалов было закрыто самими вузами: они поняли, что не пройдут повторную процедуру лицензирования и аккредитации. А через год-два, я думаю, еще 20% вузов будет закрыто. Сейчас у нас вузов и филиалов около 3 тыс., так что считайте сами.
"Свои дипломы могут выдавать только три вуза страны"

Зачем коммерческим вузам нужен государственный контроль, "Власти" рассказал председатель совета Ассоциации негосударственных вузов России Владимир Зернов.

– Почему негосударственные вузы стремятся получить госаккредитацию, а не выдавать свои дипломы? Допустим, у вас крупный вуз с десятилетней историей. Зачем вам госдиплом?
– Что вы! У нас в стране менталитет такой, что если не одобрено государством, то, значит, не имеет знака качества. Свои дипломы могут выдавать только три вуза страны – МГУ, СПбГУ и Бауманка (МГТУ имени Баумана.– "Власть"). Для всех остальных это нереально.
– Получается, что всем остальным вузам доверия нет, поэтому должен быть контроль со стороны государства?
– В сознании, конечно, так и есть. И я считаю, что минимальный контроль качества со стороны государства должен быть. Это есть во многих странах, и ничего в этом плохого нет. Наша система аккредитации, пожалуй, наиболее строгая. И это хорошо.
– В министерстве считают, что увеличение количества вузов за последние годы отрицательно влияет на качество.
– Я считаю, что напрямую нет такой взаимосвязи. Рост вузов – это как раз не проблема. Опасно другое. Пока негосударственные вузы не будут восприниматься на равных с государственными, то есть не будет единых правил игры, отечественное образование может постигнуть судьба нашего автопрома. Сейчас же ситуация в высшем образовании выглядит так: одной ногой в социализме, а второй – в диком капитализме. И пока у нас внутри системы нет никакой конкуренции. Государственному вузу совершенно нет необходимости улучшать что-либо в своей системе преподавания, потому что он в любом случае получит преференции. А негосударственному вузу нет смысла к чему-либо стремиться, поскольку мы никакого госзаказа не получим. И это влияет на качество.
–В Рособрнадзоре говорят о необходимости сокращения вузов, в первую очередь негосударственных. Вы с этим не согласны?
– Это не совсем понятная логика. Можно ужесточать контроль, и вузы, не соответствующие требованиям, будут сами закрываться. Если студенты не показывают хороших результатов, то, конечно, такой вуз не может выдавать диплом государственного образца. Но, между прочим, треть научных открытий в стране совершается в стенах негосударственных вузов.
Совет федерации принял закон, по которому Рособрнадзор сам будет решать, у кого отбирать лицензию. К чему это приведет?
– Это, конечно, настораживает, потому что теперь это может стать таким инструментом... Сами понимаете каким. Я думаю, что должна быть структура, которая будет контролировать непосредственно Рособрнадзор. Сейчас там работают одни люди, и отношение у них серьезное, а завтра могут прийти совсем другие – и это решение станет возможностью для коррупции. Так что сказать, что решение справедливое, я не могу.
– Сколько студентов сейчас учится в негосударственных вузах?
– Около 25% всех студентов. А всего на платной основе учится около 60% студентов. Может быть, даже больше. Так что отстаивать интересы государственных вузов и говорить о бесплатном высшем образовании нет смысла. Подход к рынку образовательных услуг должен быть рыночный, и государство это должно признать на государственном уровне. Все остальные рассуждения загоняют развитие образования в тупик.
– Вы говорите о введении повсеместно платного образования?
– Я говорю о том, что оценивать вуз нужно строго и только по качеству, а не по учредителю, как у нас происходит сейчас.

Как в мире следят за университетами

Практика аккредитации и контроля за высшими учебными заведениями существует в большинстве стран. Придумали ее в США, где, однако, аккредитация не является ни государственной, ни обязательной.

Федеральные власти в США не занимаются проблемами высшего образования хотя бы потому, что единственными федеральными высшими учебными заведениями являются военные академии. Аккредитация в США сугубо добровольная, а занимаются ею разнообразные общественные организации, как, например, совет аккредитации в области высшего образования, в который входит около 3 тыс. университетов и колледжей. Кроме позитивного влияния на репутацию аккредитация может приносить и вполне материальные преимущества: некоторые штаты оказывают финансовую поддержку аккредитованным высшим учебным заведениям. Одной из форм контроля за качеством образования принято считать рейтинги университетов, которые также подготавливаются различными неправительственными организациями или СМИ. Например, самым влиятельным рейтингом американских вузов считается рейтинг еженедельника U. S. News & World Report.

В США система аккредитации, хотя и добровольная, существует уже почти 100 лет. В других странах она введена относительно недавно и чаще всего является обязательной для всех вузов независимо от того, государственные они или частные. Разница состоит лишь в том, насколько независимыми являются аккредитующие и надзорные органы.

Во Франции, например, национальный оценочный комитет подчинен непосредственно президенту республики. В Нидерландах национальный аккредитационный совет – независимое учреждение, а в Дании центр по контролю качества и оценки высшего образования действует в рамках министерства образования страны.
Практически все подобные учреждения координируют действия друг с другом либо через двусторонние связи, либо, как это происходит в ЕС, в рамках европейской сети обеспечения качества образования.



Анна Качуровская
Коммерсантъ ВЛАСТЬ


Назад | На главную
© 2007 - 2019 Обучение в Екатеринбурге
При заимствовании материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт обязательна.
Администрация сайта Uchim66.ru не несет ответственности за отзывы,
оставленные пользователями. Заимствование отзывов пользователей запрещено без письменного согласия администрации Uchim66.ru.
Наша кнопка:
Обучение в Екатеринбурге
Как установить?
Яндекс цитирования